Victor Alexandre KOENEMANN
Sosa : 36
(Victor Alexandre KÖNEMANN)
 Виктор Фёдорович Кёнеман
Купец 2 гильдии

  • Born 24 Nivose year XIII (14 January 1805) - Eupen, département Ourthe, préfecture Liège, sous-préfecture Malmedy, France
  • Deceased 9 November 1885 - Moscow, Russia , age at death: 80 years old
  • Buried - Russia
  • Tuchfabrikanten / Textile manufacturer / Основатель и владелец текстильной мануфактуры в селе Каблуково, Богородского уезда Московской губернии, Россия
2 files available 2 files available

 Parents

 Spouses and children

 Siblings

 Relationships

 Notes

Individual Note

Rel. Evangelisch-Lutherisch

Евангелическо-Лютеранского вероисповедания.
В 1828 году перешёл из Прусского подданства в российское.

Основатель суконного производства в селе Каблуково Богородского уезда. Виктор поставил плотину на реке Воре, мельничное колесо и построил суконную фабрику с приводом от колеса (1832).

В 1842 - Богородский купец 2-й Гильдии.

В 1845 на фабрике было станов 36, жаккардовых машин 28, водяного привода 2, раб. 182 чел. Сукно производилось на 90 тыс. руб. в год.

Виктор Кёнеман продал фабрику в 1870 г. брату своей жены Егору Ивановичу Пельтцеру (Johann Georg PELTZER, 1810-1897), семья которого владела ею, предположительно, до 1917 года. Оплата за суконную фабрику была переведена в семейный торговый дом "Пельтцер и Бенке", одним из владельцев которого был Сигизмунд Иванович Пельтцер (Johannes Sigismund PELTZER, 1795-1876), брат Егора Ивановича Пельтцера.

Причиной продажи фабрики было то, что сын Виктора Кёнемана,- Фёдор Викторович (Friedrich Napoleon KOENEMANN, 1838-1903), живущий в Москве, и дочь Виктора – София (Sophie Adelaide KOENEMANN, род. ), ставшая к этому времени Бельгийской подданной, и другие наследники, не захотели продолжать участие в текстильном семейном бизнесе Пельтцеров-Кёнеманов. Фёдор, выпускник Кёнигсбергского Университета, своё будущее связывал с работой инженером-проектировщиком, имея в своём архиве к 1870 году построенный им сахароперерабатывающий завод под Харьковом рядом с Ахтыркой, спроектированный по заказу крупнейшего российского сахарозаводчика Ивана Герасимовича Харитоненко (1820-1881).

Владеть и совершенствовать маленькую текстильную фабрику на речке Воря в Каблукове, изначально построенную его отцом в 1832 году в расчёте на использование допотопного мельничного колеса и дешёвой крепостной рабсилы, Фёдору, заинтересованного в продвижении своих крупных инженерных проектов, было невыгодно и неинтересно. К тому же, крепостного права больше не было… Очевидно, что и само место фабрики в небольшой низкой излучине речки Воря не давало возможности для её роста, грозило затоплениями и было ограничено прибрежным холмом, на котором возвышался каблуковский храм - Церковь Спаса Нерукотворного, а слева от него разместилось православное кладбище.

Другие же мотивы Софии и её брата Фёдора (Фридриха), самих родившихся на территории фабрики в Каблукове, тоже становятся понятны: они не хотели, чтобы наследство их отца прокручивалось в торговом доме своих дядьёв, от успеха которого они должны были быть в зависимости. Возможно, предчувствовали предреволюционное состояние в России, так как напрямую оказались связаны с последствиями первой забастовки,- как раз именно на предприятии текстильной индустрии, имевшей достаточно организованный пролетариат. Произошло это два года спустя после продажи их каблуковского суконного предприятия.

На Кренгольмской мануфактуре на реке Нарва в 1872 году прогремела на всю страну "первая ласточка" революции - стачка рабочих, во время которой восставшие чуть не убили двоюрных сестёр Фёдора и Софии - Берту (Bertha), 17 лет, и Марию (Maria), 24 года,- дочек Наполеона Пельтцера (Napoleon PELTZER, 1802-1889), третьего брата Сигизмунда и Егора Пельтцеров.

Барышни жили на территории соседней, Нарвской текстильной мануфактуры, одной из крупнейших в России, принадлежавшей их отцу Наполеону Пельтцеру и барону Стиглицу (Stieglitz). 19 сентября 1872 года они заехали в гости на остров “поболтать” с женой управляющего Кренгольмской мануфактурой. В это время несколько рабочих, вооружённых ножами (sticks), увидев “пельтцеровских девок” на улице, стали преследовать их с угрозами убить, словно по сценарию “Жерминаля”. К счастью, сёстрам удалось вбежать в дом мужа пригласившей их дамы,- управляющего предприятием Джулиуса Андре (Julius Andree), где перед рабочими захлопнули двери. Их отец Наполеон Пельтцер, которому было уже 70 лет, узнав о случившемся, выслал за ними конный экипаж с заводской вооружённой охраной и привёз их домой.

Это известие в значительной степени подействовало на семью 68-летнего Виктора Кёнемана, который окончательно решил забрать деньги из торгового дома своего шурина "Пельтцер и Бенке", несмотря на получаемые проценты. Его дети - Фёдор и София - видели им другое применение в виде своего наследства. Речь шла о достаточно большом капитале в 20 тысяч рублей.

Но дело приняло совсем другой оборот. Изымать из оборота деньги Пельтцеры не захотели и в течение начавшихся судебных разборок стали называть Виктора Кёнемана, не поддававшегося на их уговоры, вышедшим из ума и разрушающим традиции слияния и укрупнения капиталов, как это было принято столетиями у большинства немецких родов. Надо отметить, что все они – иммигранты первого поколения из Пруссии, объяснялись в России между собой на немецком языке.

Дело затянулось на много лет. Лишь к 1877 году, уже серьёзно поссорившись в Пельтцерами, Кёнеманы начали новый судебный процесс. Его организовала Софья, проживавшая к этому времени в Бельгии. Она наняла по доверенности поверенного и через него выступила в деле о взыскании с купцов Сигизмунда Ивановича Пельтцера и Фёдора Ивановича Бенке, торгующих под фирмой Торгового Дома " Пельтцер и Бенке", денег, которые Виктор Кёнеман, согласно предоставленной суду Выписи из немецкой расчётной книги о вкладе, положил на расчётный счёт их фирмы.

Поверенный дочери Виктора – Софьи Кёнеман, “бельгийской подданной”,- требовал от ответчика выплаты и денег, и процентов, и неустойки. Но как и ранее, поверенный ответчика требовал у суда признать Виктора Кёнемана сумасшедшим и недееспособным и отказать ему.

Суд оговор этот признал необоснованным и постановил деньги выплатить с процентами и неустойками в размере 21 755 рублей 28 копеек.

Это Дело от 18 февраля 1877 г. под названием “О взыскании нидерландским подданным В. Кёнеманом с торгового дома "Пельтцер и Бенке" - 21 755 рублей 28 копеек по счёту” хранится в ЦИАМе, Москва, Фонд 131, опись 59, дело 540, и найдено там исследователем истории и генеалогии Георгием Васильевичем Ровенским.

Надо полагать, деньги были забраны из торгового дома совсем не напрасно. Они пошли на сегодняшние нужды наследников Виктора Кёнемана, который умер в Москве в 1885 году, в частности, на образование 14-ти детей Фёдора Кёнемана, старший из которых, тоже Фёдор, стал блистательным пианистом и композитором, закончившим Московскую Консерваторию с двумя золотыми медалями и проработавшим её профессором с 1912 по 1932 год.

В настоящее время фабрика и жилой дом Виктора Кёнемана в пойме реки Воря в Каблукове полностью разрушены. На её территории местным фермером содержится аккуратный огород, охраняемой собакой на привязи. Рядом с домом фермера лежит, вросший в землю, многотонный каменный жёрнов, на котором туристы и приезжающие родственники Виктора Кёнемана запечатлевают себя на фотоснимках.

Cмотри http://www.keneman.com/Keneman/Kablukovo.html .

Текст: Фёдор Соловьёв, праправнук Виктора Кёнемана, Анкоридж, Аляска, США.

Family Note

Rel. Römisch-Katholisch

 Sources

  Photos and archival records

{{ media.title }}

{{ media.short_title }}
{{ media.date_translated }}

 Family Tree Preview

        Johann Wilhelm PELTZER, auf dem Jordan 1708-1763   Maria Elisabeth LACH 1710-1803   Mathias SCHLEICHER 1723-1778   Mechtildis Elisabeth PELTZER 1722-1772
    |
12
  |
13
  |
14
  |
15
   


 


    |   |
    Johannes PELTZER 1745-1830   Gertrude Adelheid SCHLEICHER 1748-1802
  |
6
  |
7
 


  |
Friedrich Wilhelm KOENEMANN 1769-1840   Adelheid Gertrud PELTZER 1772-1846
|
2
  |
3



|
Victor Alexandre KOENEMANN, Купец 2 гильдии 1805-1885


  1. gw_v5_tour_1_title

    gw_v5_tour_1_content

  2. gw_v5_tour_2_title (1/7)

    gw_v5_tour_2_content

  3. gw_v5_tour_3_title (2/7)

    gw_v5_tour_3_content

  4. gw_v5_tour_3bis_title (2/7)

    gw_v5_tour_3bis_content

  5. gw_v5_tour_4_title (3/7)

    gw_v5_tour_4_content

  6. gw_v5_tour_5_title (4/7)

    gw_v5_tour_5_content

  7. gw_v5_tour_6_title (5/7)

    gw_v5_tour_6_content

  8. gw_v5_tour_8_title (6/7)

    gw_v5_tour_8_content

  9. gw_v5_tour_7_title (7/7)

    gw_v5_tour_7_content

  10. gw_v5_tour_9_title

    gw_v5_tour_9_content